+7 (931)-298-00-03
г. Санкт-Петербург

«Психологические типы» Карла Густава Юнга

Книга «Психологические типы» была опубликована в 1921 году, однако работа над ней началась задолго до этого.

В 1910 году Юнг оставляет свой пост в Бурхгольцской клинике (к тому времени он стал клиническим директором), принимая все более многочисленных пациентов у себя в Кюснахте, на берегу Цюрихского озера. В это время Юнг становится первым президентом Международной ассоциации психоанализа и погружается в свои глубинные исследования мифов, легенд, сказок в контексте их взаимодействия с миром психопатологии. Появляются публикации, довольно четко обозначившие область последующих жизненных и академических интересов Юнга. Здесь же более ясно обозначилась и граница идеологической независимости от Фрейда во взглядах обоих на природу бессознательного психического. “Параллельно я занимался сбором материала для книги о психологических типах. Целью ее было показать существенное отличие моей концепции от концепций Фрейда и Адлера. Собственно говоря, когда я стал над этим задумываться, передо мной встал вопрос о типах, потому что кругозор человека, его мировоззрение и предрассудки определяются и ограничиваются психологическим типом. Поэтому предметом обсуждения в моей книге стали отношения человека с миром — с людьми и с вещами” [1].

Книга «Психологические типы» вобрала в себя размышления Юнга о многих философских познавательных проблемах. «В ней освещаются различные стороны сознания, возможные мировоззренческие установки, при этом человеческое сознание рассматривается с так называемой клинической точки зрения. Я обработал массу литературных источников, в частности поэмы Шпиттелера, особенно поэму «Прометей и Эпиметей». Но не только. Огромную роль в моей работе сыграли книги Шиллера и Ницше, духовная история античности и средневековья... В своей книге я утверждал, что всякий образ мыслей обусловлен определенным психологическим типом и что всякая точка зрения в некотором роде относительна. При этом возникал вопрос о единстве, необходимом для компенсации этого разнообразия. Иными словами, я пришел к даосизму... Именно тогда мои размышления и исследования стали сходиться к некоему центральному понятию — к идее самости, самодостаточности» [1].

Однако, Юнг был глубоко разочарован тем, как его теория была понята и развивалась его последователями. Наиболее резко он выступал против понимания и использования своей типологии в качестве системы классификации, назвав это в своем предисловии к аргентинскому изданию «Психологических типов» (1934 г.) «не чем иным, как салонной детской игрой, каждый элемент которой столь же пустячен, как деление человечества на брахи- и долихоцефалов» [2].

Наблюдая за своими пациентами в клинике, Юнг подметил одну особенность : «Хорошо известно, что истерия и шизофрения … представляют собою резкий контраст, главным образом вследствие различного отношения больных к внешнему миру» [2]. Именно так он пришёл к понятиям экстраверсии и интроверсии (тем самым, которые надолго пережили своего автора): «В своей практической врачебной работе с нервными больными я уже давно заметил, что помимо множества индивидуальных различий в человеческой психологии существует также и целый ряд типических различий. Прежде всего, выделяются два различных типа, которые я назвал экстравертным и интровертным» [2].

Лишь к концу своей жизни Юнгу удалось сформулировать цель создания типологии: «С самого начала я стремился не к классификации нормальных или патологичных личностей, но скорее к открытию концептуальных средств, выводимых из опыта, а именно путей и средств, с помощью которых я мог выразить понятным образом особенности индивидуальной психики и функциональное взаимодействие её элементов. Поскольку я был, прежде всего, заинтересован в психотерапии, я всегда уделял особое внимание тем лицам, которые нуждались в объяснении их самих и в знании о своих ближних. Мои полностью эмпирические концепции должны были образовать нечто вроде языка, при помощи которого можно было передать такие объяснения. В своей книге о типах я привёл ряд примеров, иллюстрирующих мой образ действия. Классификация меня не особенно интересовала. Это побочный вопрос, имеющий лишь косвенное значение для терапевта.  Моя книга была написана фактически затем, чтобы продемонстрировать структурный и функциональный аспект некоторых типичных элементов психики» [3].

Юнг не раскладывал людей по полочкам и не пытался навешивать ярлыки, скорее  для работы была нужна классификация, чтобы доходчиво объяснить клиентам те или иные аспекты их психической жизни. «То, что такие средства общения и объяснения могли также использоваться как средства классификации, вызывало мои опасения, поскольку интеллектуально отстранённая классифицирующая точка зрения — то, чего терапевт должен избегать. Но именно применение в виде классификации стало — об этом я говорю почти с сожалением — первым и почти исключительным способом, каким была понята моя книга, и все удивлялись, почему я не поместил описание типов прямо в начале книги, вместо того, чтобы откладывать его до последней главы. Очевидно, цель моей книги не была понята правильно, что легко объяснимо, если принять во внимание, что количество людей, которых бы заинтересовало её практическое психотерапевтическое применение, — сравнительно невелико по сравнению с количеством академических студентов» [3].

Из внимания исследователей зачастую ускользает то, что Юнг относился к своей типологии далеко не ортодоксально; более того, он предполагал возможность существования и иных критериев: «я не рассматриваю классификацию типов согласно интроверсии и экстраверсии и четырёх базовых функций как единственно возможную. Любой другой психологический критерий может служить не менее эффективно в качестве классификатора, хотя на мой взгляд, другие не обладают столь обширным практическим значением» [2].

Все критерии, положенные Юнгом в основу его типологии, подчинялись чёткой закономерности — они представляли собой двоичные оппозиции, взаимно компенсирующие друг друга. В то время как одна половина оппозиции была «сильной», чётко осознаваемой — вторая, по мнению Юнга, уходила в бессознательное.

Исходя из этого, Юнг и получил свои четыре основных психических функции (мышление, переживание, ощущение, интуиция), каждая из которых существовала в экстравертном или интровертном вариантах.

Дальнейшие разработчики типологии (К. Леонгард; Г.Ю. Айзенк; И. Майерс и К Бриггс; А. Аугустинавичюте) Юнга, только в некоторой степени коррелируют с толкованием автора. В толковании И.Майерс [4] термин «экстраверсия – интроверсия» опирается на такие свойства человеческой психики, как, во-первых, общительность или уход от избыточных контактов (и в этом смысле близок толкованию Айзенка), во-вторых, активность – пассивность. На основе типологии Майерс – Бриггс был также создан тест Д.Кирси, первая версия которого совпадала с толкованием Майерс (см. сайт www.keirsey.com), однако вторая, переработанная, версия, целиком и полностью опиралась на толкование Айзенка, т.е. на критерий общительность – необщительность [5].

Общее описание типов

Автор вводит два основных психологических типа: экстраверт и интроверт.  Это т.н. общие установки, отличаются они друг от друга направление своего интереса, движением либидо – на себя или на объект. Юнг пишет, что с биологической точки зрения отношения между субъектом и объектом всегда отношения приспособления, т.е. адаптации. Кроме этого экстраверт и интроверт подразделяются, в соответствии с ведущей сознательной функцией: мышление, чувство, ощущение и интуиция. Причем мышление и чувство Юнг относит к рациональному типу, а ощущения и интуицию к иррациональному. Наглядно это можно представить на рис:

Рис.1. Функции

mishlenie.jpg

Две функции будут сознательные, одна ведущая, вторая дополняющая, а две бессознательные. Общим признаком обоих рациональных типов является то, что они подчинены разумному суждению, т.е. они, связаны с оценками и суждениями: мышление оценивает вещи через познание, в терминах истинности и ложности, оно отвечает на вопрос, что есть данная вещь?  Чувство через эмоции, в терминах привлекательности и непривлекательности, отвечая на вопрос о ценности данной вещи. В качестве установок, определяющих поведение человека, эти две фундаментальные функции в каждый данный момент времени исключают друг друга; господствует либо одна из них, либо другая. Вследствие этого, некоторые люди, принимая решение, основываются на своих чувствах, а не на разуме.  Две другие функции, ощущение и интуицию, Юнг называет иррациональными, т.к. они используют не оценки или суждения, а основываются на восприятии, которое не оценивается и не истолковывается. Ощущение воспринимает вещи такими, какие они есть, это функция «действительного». Ощущение говорит нам, что нечто есть.  Интуиция так же воспринимает, но не столько благодаря осознаваемому чувственному механизму, сколько благодаря бессознательной способности внутреннему пониманию природы вещей.  «Интуиция – это функция, с помощью которой можно видеть то, что происходит «за углом», что, собственно не возможно; но кто-то как будто делает это за вас» [7].

Например, личность ощущающего типа отметит все подробности какого-либо события, но не обратит внимание на его контекст, а личность интуитивного типа не обратит особого внимания на подробности, но без труда поймет смысл происходящего и проследит возможное развитие этих событий.

Т.о. можно описать восемь типов личности, рис:

Рис.2. Психологические типы.

extravertnie_racionalnie_tipy.jpg

Экстраверты гораздо более адаптивны в обществе с социальной точки зрения. Юнг отмечает, что между приноравливанием к обстоятельствам и приспособлением нельзя ставить знак равно, ибо просто приноравливание есть ограниченность нормального экстравертного типа. Опасность для этого типа еще и в том, что он может фактически раствориться в объекте, потеряв себя. Самая частая форма невроза данного типа - истерия. Т.к. основная его черта постоянно делать себя интересным и вызывать впечатление у окружающих. Бессознательная установка, успешно дополняющая экстраверта, будет интровертной. Бессознательные мысли, желания, аффекты экстраверта имеют примитивный, инфантильный, эгоцентрический характер. И становятся тем сильнее, чем меньше их признают.

Бессознательное, К.Г. Юнг понимал иначе, чем З. Фрейд. Для него это понятие психологическое, а не топо-энергетическое, оно имеет компенсационную установку к сознанию, включает процессы, которые в данный момент не фиксируются сознанием, т.н. латентные, но при определенных условиях  становящиеся сознательными.

Сознательное непризнание бессознательных компонентов переводит их из компенсаторных в деструктивные, т.о. появляется внутренний конфликт, ведущий к заболеванию.

Итак, если кратко, то соответствующие типы по Юнгу, можно охарактеризовать следующими примерами.

Экстравертно рациональные типы

Мыслительный тип

Доминирующая функция мышления у экстраверта будет принадлежать к категории объективных данностей, прикованным к объекту. Все жизненные проявления такого типа находятся в зависимости от интеллектуальных выводов, общепризнанных идей и других объективных данных или фактах.

Девиз его жизни - никаких исключений, его идеалы являются «чистейшей формулой объективной фактической реальности и потому они должны быть и общезначимой истиной, необходимой для блага человечества». Страсти, религия и другие иррациональные формы вообще удалены до полной бессознательности. С моей точки зрения такой тип отличается негибкостью мышления и некой ригидной установкой на мир. В жизни такой человек добьется успеха в должности обвинителя, реформатора, очистителя совести. Учитывая интровертную бессознательную установку, чем больше она вытеснена, тем сильнее чувства будут влиять на мышление, точка зрения такого человека станет догматически-костной. Обороняясь от сомнений, сознательная установка становится фанатичной.

Позитивное мышление такого типа будет  синтетическим, он вполне может прийти к новым фактам или концепциям, Юнг назвал его предикативным. Негативным мышление становится, если в сознании будет доминировать другая функция, тогда оно будет тянуться на буксире за доминирующей функцией и станет довольно банальным.

Экстравертный чувствующий тип

Экстравертный чувствующий тип ориентируется по объективно данному. Юнг выделял позитивное экстравертное чувствование и негативное. Позитивное чувствование не глухо к творчеству, искусству, моде. Негативное ведет к  тому, что объект становится преувеличенно значимым. Такой тип чаще всего можно встретить у женщин. Мышление подавляется, все логические выводы, которые не будут согласовываться с чувствами данного объекта -  отклоняются. Т.о., бессознательная логика данного объекта отличается своеобразным мышлением, оно инфантильно и архаично. Компенсаторная установка у мышления будет до тех пор чувства не зашкаливают, но чем сильнее будет чувство в сознании тем сильнее будет становиться бессознательная оппозиция мышления. Основным проявление невроза данного типа будет истерия с характерным для нее инфантильно-сексуальным миром бессознательных представлений.

Подводя итог рациональным экстравертным типам можно казать, что они объектно ориентированы, признают разумным то, что коллективно считается разумным. Однако, забывая о том, что разум изначально индивидуален и субъективен.

Следующие два типа относятся к экстравертным иррациональным типам: ощущающий и интуитивный. Их отличие от рациональных состоит в том, «что они основывают весь свой образ действия не на суждении разума, а на абсолютной силе восприятия». Они основываются исключительно на опыте, а функции суждения оттеснены в бессознательное.

Экстравертно ощущающий тип

В экстравертной установке ощущение зависит от объекта, определяется преимущественно объектом, его сознательным применением. Те объекты, которые вызывают наиболее сильное ощущение, являются решающими, по мнению Юнга, для психологии индивида. «Ощущение есть жизненная функция, наделенная самым сильным жизненным влечением. Если объект вызывает ощущение, значит, он является значимым и вступает в сознание как объективный процесс. Субъективная же сторона ощущения задержана или вытеснена.

Человек, принадлежащий к экстравертному ощущающему типу, в течение всей жизни накапливает опыт о реальном объекте, но как правило, не использует его. Ощущение лежит в основе его жизнедеятельности, является конкретным проявлением его жизни, его желания направлены на конкретные наслаждения и означает для него «полноту действительной жизни». Реальность для него состоит в конкретности и действительности, а все, что стоит выше этого «допускаются лишь постольку, поскольку они усиливают ощущение». Все мысли и чувства, приходящие изнутри, он всегда сводит к объективным основам. Даже в любви он основывается на чувственных прелестях объекта.

Но чем больше ощущение преобладает, тем неприятнее становится этот тип: он превращается «или в грубого искателя впечатлений, или в беззастенчивого, рафинированного эстета».

Самые фанатичные люди относятся именно к этому типу, их религиозность возвращает их к диким ритуалам. Юнг отмечал: «Специфически навязчивый (компульсивный) характер невротических симптомов представляет собой бессознательное восполнение к сознательной моральной непринужденности, свойственной исключительно ощущающей установке, которая с точки зрения рационального суждения без выбора воспринимает все происходящее».

Экстравертно интуитивный тип.

Интуиция в экстравертной установке не является только восприятием или созерцанием, а представляет собой активный, творческий процесс, который с такой же степенью влияет на объект, с какой и он.

Одной из функций интуиции является «передача образов или наглядных представлений об отношениях и обстоятельствах, которые с помощью других функций или совсем непостижимы, или могут быть достигнуты лишь на далеких, окольных путях».

Интуитивный тип при передаче окружающей его действительности постарается описать не фактичность материала, в отличие от ощущения, а ухватить наибольшую полноту событий, опираясь на непосредственное чувственное ощущение, а не на сами ощущения.

Для интуитивного типа каждая жизненная ситуация оказывается замкнутой, гнетущей, и задача интуиции - найти выход из этого вакуума, постараться его отомкнуть.

Еще одной особенностью экстравертного интуитивного типа является то, что у него очень сильная зависимость от внешних ситуаций. Но зависимость эта своеобразная: она направлена на возможности, а не на общепризнанные ценности.

Этот тип направлен на будущее, он постоянно находится в поисках чего- либо нового, но как только это новое достигнуто и не видно дальнейшего прогресса, то он сразу теряет всяких интерес, становится безразличным и хладнокровным. В любой ситуации он интуитивно выискивает внешние возможности и ни разум, ни чувство не могут его удержать, даже если новая ситуация идет вразрез с его прежними убеждениями.

Чаще эти люди становятся во главе кого-либо начинания, максимально используют все возможности, но как правило, не доводят дело до конца. Они растрачивают свою жизнь на других, а сам остается у разбитого корыта.

Интровертный тип

Интровертный тип отличается от экстравертного тем, что он ориентируется преимущественно не на объект, а на субъективные данные. У него между восприятием объекта и его собственным действием вклинивается субъективное мнение, «которое мешает действию принять характер, соответствующий объективно данному».

Но это не значит, что интровертный тип не видит внешние условия.  Просто его сознание выбирает в качестве решающей субъективный фактор.

Субъективным фактором Юнг называет «тот психологический акт или ту реакцию, которая сливается с воздействием объекта и дает тем самым начало новому психическому акту». Критикуя позицию Вейнингера, который характеризовал эту установку как себялюбивую или эгоистическую, он говорит: «субъективный фактор есть второй мировой закон, и тот, кто основывается на нем, тот имеет столь же верную, длительную и значащую основу, как и тот, кто ссылается на объект.... Интравертная установка опирается на всюду наличное, в высшей степени реальное и абсолютно неизбежное условие психического приспособления».

Как и экстравертная установка интровертная имеет в своей основе наследственную психологическую структуру, которая присуща каждому индивиду от рождения.

Как мы знаем из предыдущих глав, бессознательная установка является как бы противовесом сознательной, т.е. если у интроверта эго приняло на себя притязания субъекта, то в качестве компенсации возникает бессознательное усиление влияния объекта, которое в сознании выражается в привязанности к объекту. «Чем больше эго старается обеспечить за собой всевозможные свободы, независимость, отсутствие обязательств и всяческое преобладание, тем более оно попадает в рабскую зависимость от объективно данного». Это может выражаться в финансовой зависимости, моральной и других.

Незнакомые, новые объекты вызывают у интровертного типа страх и недоверие. Он боится попасть под власть объекта, вследствие чего у него развивается трусость, мешающая отстаивать себя и свое мнение.

Интровертные рациональные типы

Интровертные рациональные типы, так же как и экстравертные, основываются на функциях разумного суждения, но это суждение ориентируется преимущественно по субъективному фактору. Здесь субъективный фактор выступает как нечто более ценное, нежели объективное.

Мыслительный тип

Интровертное мышление ориентируется на субъективный фактор, т.е. имеет такую внутреннюю направленность, которая в итоге определяет суждение.

Внешние факторы не являются причиной и целью этого мышления. Оно начинается в субъекте и приводит обратно к субъекту. Реальные, объективные факты имеют второстепенное значение, а главное для этого типа, развитие и изложение субъективной идеи. Такой сильный недостаток объективных фактов компенсируется, по мнению Юнга, обилием бессознательных фактов, бессознательных фантазий, которые в свою очередь, «обогащаются множеством архаически оформленных фактов, пандемониумов (адом, местообиталищем демонов) магических и иррациональных величин, принимающих особые лики, смотря по характеру той функции, которая прежде других сменяет функцию мышления в качестве носительницы жизни».

В отличие от экстравертного мыслительного типа, который оперирует фактами, интровертный тип ссылается на субъективные факторы. Он находится под влиянием идей, которые вытекают, но не из объективного данного, а из субъективной основы. Такой человек будет следовать своим идеям, но не ориентируясь на объект, а ориентируясь на внутреннюю основу.

Он стремиться к углублению, а не к расширению. Объект для него никогда не будет иметь высокую цену и в худшем случае он будет окружен ненужными мерами предосторожности.

Человек этот типа молчалив, а когда говорит, чаще наталкивается на людей, которые его не понимают. Если же его случайно однажды поймут, «тогда он впадает в легковерную переоценку». В семье он чаще становится жертвой честолюбивых женщин, умеющих эксплуатировать, или же он остается холостяком  «с сердцем ребенка».

Человек интровертного типа любит одиночество и думает, что уединение защитит его от бессознательных воздействий. Однако это еще больше уводит его в конфликт, который внутренне его изнуряет.

Интровертный чувствующий тип

Как и мышление интровертное чувство в основе своей определено субъективным фактором. По мнению Юнга, чувство имеет негативный характер и его внешнее проявление идет в негативном, отрицательном смысле. Он пишет:

«Интровертное чувство старается не приноровиться к объективному, а поставить себя над ним, для чего оно бессознательно пытается осуществить лежащие в нем образы». Люди такого типа обычно молчаливы и трудно доступны.

В конфликтной ситуации чувство проявляется в виде отрицательных суждений, либо в полном равнодушии к ситуации.

По мнению Юнга, интровертный чувствующий тип встречается, главным образом, среди женщин. Он характеризует их следующим образом: «...они молчаливы, труднодоступны, непонятны, часто скрыты под детской или банальной маской, нередко так же отличаются меланхолическим характером».

Хотя внешне такой человек выглядит как полностью уверенный в себе, умиротворенный и спокойный, но его истинные мотивы в большинстве случаев остаются скрытыми. Его холодность и сдержанность является поверхностной, а истинное чувство развивается вглубь.

При нормальных условиях этот тип приобретает некую таинственную силу, которая способна очаровать экстравертного мужчину, т.к. оно затрагивает его бессознательное. Но при акцентуации «слагается тип женщины, известный в неблагоприятном смысле своим беззастенчивым честолюбием и коварной жестокостью».

Интровертные иррациональные типы

Иррациональные типы намного сложнее подлежат анализу, вследствие их меньшей способности к обнаружению. Их главная деятельность направлена вовнутрь, а не во вне. Вследствие этого их достижения имеют малоценные свойства, а все их стремления прикованы к богатству субъективных событий.  Люди такой установки являются двигателями своей культуры и воспитания.  Они воспринимают не слова как таковые, а всю окружающую среду в целом, которая показывает ему жизнь окружающих людей.

Ощущающий интровертный тип

Ощущение в интровертной установке имеет субъективный характер, т.к. радом с объектом, который ощущается, стоит субъект, который ощущает и который «привносит к объективному раздражению субъективное расположение».  Такой тип чаще всего встречается среди художников.  Иногда детерминанта субъективного фактора становится настолько сильной, что она подавляет объективные воздействия. В этом случае функция объекта сводится к роли простого возбудителя и субъект, воспринимающий те же вещи, не останавливается на чистом воздействии объекта, а занимается субъективным восприятием, которое вызвано объективным раздражением.

Иными словами, человек интровертного ощущающего типа передает образ, который не воспроизводит внешнюю сторону объекта, а обрабатывает его в соответствии с его субъективным опытом и воспроизводит в соответствии с ним.

Интровертный ощущающий тип относится к иррациональным, т.к. он производит выбор из происходящего не на основании разумных суждений, а ориентируясь по тому, что именно происходит в этот момент.

Внешне этот тип производит впечатление спокойного, пассивного человека с разумным самообладанием. Это происходит вследствие его не соотнесенности с объектом. Но внутри этот человек - философ, задающий себе вопросы о смысле жизни, назначении человека и т.д.  Юнг считает, что если у человека нет художественной способности выражения, то все впечатления уходят вовнутрь и держат сознание в плену.

Ему стоит большого труда донести до других людей объективное понимание, да и к себе он относится без всякого понимания. Развиваясь, он все дальше удаляется от объекта и переходит в мир субъективных восприятий, которые переносят его в мир мифологии и домыслов. Хотя этот факт остается у него неосознанным, но он влияет на его суждения и поступки.

Его бессознательная сторона отличается вытеснением интуиции, которая в корне отличается от интуиции экстравертного типа. Например, человек экстравертной установки отличается находчивостью, хорошим чутьем, а интровертной - способностью «пронюхать все двусмысленное, темное, грязное и опасное на задних планах деятельности».

Интровертный интуитивный тип

Интуиция в интровертной установке направлена на внутренние объекты, которые представляются в виде субъективных образов. Эти образы не встречаются во внешнем опыте, а являются содержанием бессознательного. По мнению Юнга, они являются содержанием коллективного бессознательного, следовательно, не доступны онтогенетическому опыту. Человек интровертного интуитивного типа, получив раздражение от внешнего объекта, не останавливается на воспринятом, а пытается определить что было вызвано внешним внутри объекта. Интуиция идет дальше ощущения, она как бы старается заглянуть дальше, за ощущение, и воспринять внутренний образ, вызванный ощущением.

Отличие экстравертного интуитивного типа от интровертного состоит в том, что первое выражает безразличие по отношению к внешним объектам, а последние к внутренним; первое чувствует новые возможности и шагает от объекта к объекту, второе переходит от образа к образу, ища новые заключения и возможности.

Еще одной особенностью интровертного интуитивного типа является то, что он захватывает те образы, «которые возникают из основ бессознательного духа». Здесь Юнг имеет в виду коллективное бессознательное, т.е. то, что, представляет собой «...архетипы, сокровенная сущность которых опыту недоступна, представляет собой осадок психического функционирования у целого ряда предков, т.е. это суть опыты органического бытия, вообще, накопленные миллионократными повторениями и сгущенные в типы».

По мнению Юнга, тот человек, который является интровертным интуитивным типом, представляет собой мистика-мечтателя и провидца, с одной стороны, фантазера и художника, с другой стороны. Углубление же интуиции вызывает удаление индивида от осязаемой действительности, так что он становится совершенно непонятен даже для самых близких. Если же этот тип начинает задумываться о смысле жизни, что он представляет собой и его ценность в мире, то перед ним становится моральная проблем, которая не ограничивается одним только созерцанием.

Интровертный интуитив больше всего вытесняет ощущения объекта, т.к. «в его бессознательном имеется компенсирующая экстравертная функция ощущения, отличающаяся архаическим характером». Но при актуализации сознательной установки наступает полное подчинение внутреннему восприятию. Тогда возникают навязчивые ощущения привязанности к объекту, которые сопротивляются сознательной установке.

Литература

  1. Карл Юнг. Воспоминания, сновидения, размышления. Происхождение моих сочинений.
  2. Юнг К.Г. Психологические типы. СПБ., «Азбука», 2001, 736 с. См. также: Четыре работы о психологической типологии).
  3. А.М.Ельяшевич, Д.А.Лытов   Апрель 2004 – август 2005, г. Санкт-Петербург.  Опубликовано: «Соционика, ментология и психология личности», 2005, № 3;
  4. Myers I.B., Myers P. Gifts Differing. Consulting Psychologists Press, без года (1956).
  5. Keirsey D. Please Understand Me II. Character – Temperament – Intelligence. Gnosology Books Ltd., 2000.